Иван ТРОФИМОВ

Гимн селедке

Казалось бы, на Камчатке соленой сельдью торгуют круглый год, и, вроде бы, нельзя соскучиться по этому вкусному продукту. Но на самом деле не все так просто.
Дело в том, что нынче технология засолки сельди несколько изменилась со времен развитого социализма. Раньше сельдь добывали, в основном, кошельковым неводом  и сдавали его сырцом на плавбазы или береговые заводы, где этот сырец солили в бочках, банках или  пластиковых ведрах. Таким образом, дату засолки сельди определить было довольно просто – стоило посмотреть на товарный ярлык на бочке или ведре. И если знать, что охотоморскую сельдь добывали в марте-апреле, а олюторскую (самую крупную и вкусную) в сентябре-ноябре, то  и покупать ее нужно было ближе к этому периоду  – после трех месяцев хранения рыба заметно теряла свои вкусовые качества.
Сейчас кошельковым неводом сельдь не ловят, и на плавбазах ее не солят. Рыбу добывают тралом и морозят на судах. Затем ее привозят на берег (в Петропавловск, Владивосток, куда угодно… и даже в Москву) здесь по мере надобности размораживают и солят. Таким образом, совершенно невозможно определить, из сельди улова какого года продавец в магазине вам предлагает продукт. Это может быть и весенняя охотоморская селедка 2014 года… и олюторская 2013… При всем при том, что мороженная рыба хранится всего полгода, но в России, конечно, это не показатель, и хорошо, если вы купили прошлогоднюю рыбу, а не позапрошлогоднюю.
Конечно, залежалую рыбу видно: у нее блеклый взгляд, цвет, она ржавеет, обычно, отсутствует чешуя, разваливаются брюшки… Но наглые продавцы могут убедить любого, что это все ерунда, и рыба свежайшая…
Так вот буквально еще в этом месяце на рынках Петропавловска торговали рыбой улова прошлого года, и только сегодня начали продавать засоленную из свежевыловленной (октябрь – ноябрь). Такая задержка случается потому, что из района лова сельдь нужно привезти в Петропавловск, просолить 40 дней и только тогда продавать.  На прилавке даже плакатик небольшой поставили по этому поводу.
Купил я три селедки, вытянувшие на 1кг 600гр (я всегда прошу продать мне рыбу больше 500 грамм) на 400 рублей (крупная селедка стоит 250 рублей за кг, обычная – 180 рублей).
Селедка1
Селедку я готовлю следующим образом: отрезаю голову и хвост, вычищаю кишки (икру оставляю, а молоки выбрасываю), очищаю внутри от черной пленки, снимаю шкуру и отделяю филе от костей. Затем рыбу режу на сантиметровые ломтики и укладываю в банку пластами с репчатым луком. Рыба сразу же готова к употреблению.
Селедка2
Селедка – первейшая закуска под водку. Вообще любая жирная рыба и морепродукты – это лучшее, что можно придумать для закуски спиртного. Морепродукты каким-то макаром расщепляют спирт и не дают ему активно впитываться в стенки желудка. Недаром же на пиршествах бывшей высшей партийной номенклотуры обязательно присутствовали морепродукты. Они знали толк в выпивке и закуске. Ну а селедка – это исключительно русская еда под исключительно русский напиток.
Селедка4

Селедка3
Иван ТРОФИМОВ

… ЧТОБЫ НЕ СТРЕЛЯЛИ…

Донбасс… Разрушенный снарядами украинской артиллерии частный дом… Между развалин ходит девочка лет семи-восьми, мальчик года на два постарше… Отец рассказывает корреспонденту, как его семья чудом уцелела после попадания в дом украинского снаряда крупного калибра… Корреспондент подходит к девочке, она плачет, отворачивается от камеры… В объектив на несколько секунд попадает мальчик, он что-то берет в развалинах, у него на глазах слезы, но он крепится, старается не показывать, что плачет (мужчина все таки)…
- Чего тебе сейчас хочется? – обращается корреспондент к девочке.
Она стоит в пол оборота к камере, пытается сдержать распирающие ее рыдания, слезы текут по ее щечкам…
- Чтобы не стреляли!
Девочка отворачивается, начинает горько плакать… закрывает лицо руками…

В Киеве на какой-то площади корреспондент спрашивает у народа, как кто относится к убийствам детей в Донбассе… Никто не сказал, что это мерзко и преступно…
Женщина средних лет говорит с раздражением:
- Так им и надо…

На днях российский писатель Борис Акунин написал, что был восхищен украинцами, которые после концерта в Киеве какой-то их поп-группы ни с того ни с сего уже в фойе театра стали скандировать: «Слава Украине! Героям слава!» Писателя удивил искренний патриотизм простых украинцев… Без всяких команд, совсем незнакомые граждане, вдруг, объединяются единым кличем… У них горят глаза и высоко вздымаются груди от вдохновения, проникновения, вожделения и патриотизма…
А вот в России нынче такого нет… и мы славим кого-то только по команде сверху, сетует писатель.
Да вот как-то недодумал господин Акунин, пуская восторженные слюни по поводу украинского патриотизма, что в одной тональности с этой речевкой звучат и другие: «Москаляку на гиляку!» - и - «Кто не скачэ – тот москаль!» И как-то уже подзабытое: «Хайль Гитлер!» Германская нация тоже восторженно и не по команде славила Адольфа Гитлера. А мы, русские, для нее были недочеловеками…
Как-то по ТВ прошел сюжет с западной Украины, где несколько девочек лет десяти сняли сценку казни москаля. Одна в худеньких ручках кое-как держала увесистый топор, другая несла веревку, еще две выполняли роль статистов, и роль москаля тоже играла худенькая девчушка. Детишки «москаля» сначала вешали, потом разрубали топором…
Похоже совсем съехала крыша у писателя, если он восхищается нацией, у которой дети вполне открыто играют в такие игры…
Так что украинцы по Акунину патриоты, а мы – нет! Мы не вопим на улицах в пьяном угаре: «Слава России!»
Кстати, даже по команде в нашей стране я могу кричать: «Слава России!», а могу и нет… И ничего мне за это не будет…  А на украинских всеобщих уличных скачках-прыгалках тех, кто действительно не хочет уподобляться поведению беснующегося скотобыдла, хорошо, если просто изобьют…
Вспоминается по этому поводу Одесса и Дом профсоюзов…
Этой нацией восхищен российский писатель…
Впрочем, это даже не нация… даже и не страна… досадное недоразумение на географической карте… И ведут себя, якобы, граждане, якобы, страны соответственно… Что на низшем, что на высшем уровнях…
Потому что  детей убивать нельзя!
Стариков убивать нельзя!
Женщин насиловать и убивать нельзя!
Нельзя строить государственную политику на откровенной лжи (и опять же тут возникают ассоциации с Третьим рейхом).
Зато российскому писателю Борису Акунину все это любо… Наверное, все-таки это потому, что он не русский человек по национальности. Как-то это бросается в глаза: Макаревич, Басилашвили… Им нравится, что в Донбассе убивают детей…
Маленькая девочка среди развалин дома в Донбассе, перепуганное, заплаканное личико…
- Хочу, чтобы не стреляли!
И к горлу подкатывает удушливый ком… перехватывает дыхание… Хочется схватить, обнять, защитить… В глазах темнеет и наворачиваются слезы…
«Слава Украине!» - Борис Акунин, - «Героям слава!»
Иван ТРОФИМОВ.
Иван ТРОФИМОВ

УКРОПИЯ: РОЖДЕНИЕ ЛЕГЕНДЫ

Сказка
Продолжение
Легенда
«… Окружили враги Пана Деру несметным количеством… Проклятые дарсийские солдаты шли на него и горстки товарищей несметными толпами, но не сдавался Пан Дера, махал своей саблей направо и налево, смело разил врага… и никто не мог к нему подобраться… Рядом стояли раненые товарищи… клялись ему в верности до самой смерти… и тоже в ярости бросались на супостата…
Оробели солдаты, отошли от страшных болотных татей во главе с Паном Дерой оттаскивая раненых и убитых… Но слишком неравной была битва – всего то десяток болотных татей против сотни дарсийских солдат…
Понял тогда командир дарсиян, что не одолеть им вольных татей в рукопашном бою, велел зарядить ружья и приготовиться для стрельбы.
И Пан Дера понял, что пришел его смертный час. Встал он во весь свой богатырский рост, расправил плечи, преодолевая боль от многочисленных ран… бросил яростный взгляд на несметных врагов своих и прокричал так, что даже небо его услышало:
- Будьте вы прокляты, супостаты! Гореть вам всем в аду и стране вашей гнусноподданной…
Проклинаю! Проклинаю! Проклинаю!
И грянул залп из сотни дарсийских ружей… Упали вольные болотные тати простреленные сотней свинцовых пуль…
Тут же небо разверзлось  дождем… грянул страшный гром, и молния осветила десяток кровавых тел, упавших друг на друга…
Так окончилась великая жизнь прославленного Пана Деры, отца-основателя вольной Укропии, воспетого в народных песнях…»
Потом и песни сложили про Пана Деру… написали картины, триптихи и диорамы… ставили пьесы, снимали кино, писали стихи и прозу…
Все это, конечно, случилось потом, по прошествии нескольких сотен лет после смерти Пана Деры.
Реальность же очень сильно отличалась от описанного в последствии историками.
На самом деле Пан Дера убежал из  речных плавней в числе первых, если не самым первым, как только понял, что задумал командир дарсийских солдат. Еще полностью не были выставлены заставы вокруг всего пространства, где прятались столетиями болотные тати от вражеских войск, бросая на произвол судьбы мирных пахарей, которых они, якобы, все эти столетия охраняли, сдирая с них три шкуры за эту, якобы, охрану.
Командиры и простые тати пьянствовали в камышах, еще не осознавая в какую смертельную переделку они попали, устраивали ночные вылазки на дарсийские пикеты, доведя солдат до откровенной ярости только при упоминании слова тать…
В общем, мало кто остался живой из татей после очистки речных плавней… А тех, кто остался, переловили в степях сами мужики с великим удовольствием, потому что щедро платили дарсияне за каждого пойманного татя… Кроме того, все имущество татей уходило тому, кто его сдал или поймал… А тех, кто решил помогать татям, дарсияне вешали без всякого разбирательства.
Однако Пана Деру дарсиянам поймать не удалось, хоть очень они старались и даже хорошую награду приготовили за его голову.
Пан Дера скитался по степям и чахлым лесам будущей Укропии, пытаясь найти хорошее укрытие, где не смогли бы достать его дарсияне. Он хотел сховаться у какой-нибудь знакомой женщины, тем более, что таковых по округе было великое множество. Но ни одна не приютила скитальца, в основном, потому, что после недолгого общения с Паном Дерой, женские судьбы ломались напрочь – их из дома выгоняли мужья, родители и бросали женихи. Причем каждая через положенный срок благополучно рожала мальчика, который, конечно, был ей не нужен, и многие из этих несчастных младенцев были подброшены в церковь, в чужие дворы или просто выбрасывались на помойку. Очень мало женщин решались воспитывать пандеровское потомство, маясь всю жизнь в одиночестве, испытывая на себе косые взгляды односельчан.
Однако нашлась одна, которая приютила Пана Деру в своей убогой мазанке и то только потому, что он, валяясь в ее ногах и умоляя не выгонять его, достал небольшой ларчик, в котором было золота столько, что можно было купить не только всю ее деревню, но и небольшой город… Несчастная женщина, всю жизнь маявшаяся в нищете, никогда не видела такого богатства. Алчность тут же пересилила все обиды на  Пана Деру, она моментально сменила гнев на милость и сказала:
- Ладно, в подполе будешь жить урод проклятущий…
Однако недолго прожил в подполе Пан Дера. От недостатка воздуха, света и постоянной сырости он заболел какой-то кожной болезнью, стал гнить заживо, покрываться коростой, распространяя по хате гнилостный, трупный запах. Он редко выбирался из своего убежища, только ночью, но короткие вылазки на воздух никак не помогали выздоровлению, он чах прямо на глазах… А однажды пошел в сортир, провалился на гнилых досках и утонул в дерьме.
Женщина не стала его вытаскивать из выгребной ямы, свалила деревянный сортир и забросала яму землей. Так что, где был похоронен Пан Дера никто не знал.
Но память от Пана Деры осталась в народе не только в устном народном творчестве. Сотни мальчишек все-таки выжили кто в приемных семьях, кто при церкви или в сиротском приюте, но у всех у них гены Пана Деры преобладали над генами матери, какая бы она ни была добрая и отзывчивая. То есть, это были настоящие дьяволята. Через всю жизнь они несли в себе подлую, гнусную суть своего биологического родителя, и не было среди мужиков на просторах укропских  степей представителей хуже, чем потомки Пана Деры. Их так и прозвали потом – пандеровцы…
Пороки Пана Деры проявлялись в мальчишках уже в малолетнем возрасте: они потихоньку начинали воровать у родителей и соседей, всегда били слабых, жаловались на сильных, обижали девочек и старушек. Много еще чего творили гнусного потомки отца-основателя вольной Укропии, но что их всегда отличало от простых хулиганистых пацанов – это издевательство над животными. В самом малом возрасте, только начиная ходить и говорить эти детишки уже начинали давить ящериц, лягушек, отрывать головы неоперившимся птенцам, потом душить и вешать кошек, забивать камнями собак и творит прочие мерзкие мерзости… В общем, стали они пандеровцами…
А та дама, у которой обрел свой последний приют Пан Дера, после его смерти уехала в город, купила там большой дом и жила на награбленные богатства своего нечаянного любовника долгие годы. Сына она выучила, и он стал первым ученым пандеровцем, но характер, конечно, учеба не поменяла, и он остался абсолютным наследным падеровцем… только богатым. И еще завещал сыну Пан Дера ненавидеть Дарсию и все, что с ней связано. Это крепко врезалось в память еще малому ребенку.
Кроме того, Пан Дера оставил своему наследнику карты и описания мест, где были спрятаны его многочисленные клады, и тот всю свою жизнь только и занимался тем, что их искал. Однако нашел не все, еще много чего в земле осталось потомкам.
Арчибальд ТИМИРЯЗОВ, народный сказитель.
Продолжение следует.
Иван ТРОФИМОВ

УКРОПИЯ – НАЧАЛО ВЕЛИЧИЯ

Сказка
Продолжение

risunok-pro-ukrainu-9
И опять же осталось все в устных воспоминаниях, которые потом были переложены в печатные тексты, в фолианты с картинками, но все героизировалось, подчистилось, подгладилось и дошло до потомков в возвышенном, приглядном виде.
Здесь нужно сказать, что история любого государства всегда и везде нещадно корректировалась в угоду правителей, оттуда убирались все мерзости и гадости, которые происходили на самом деле, и потом прошедшее выставлялось вполне приличным, героическим прошлым. Так что в Укропии все было также, как и везде….
В общем, в те стародавние времена, когда еще существовали в вонючих болотах Пира мерзкие тати, появился среди них некий пришелец – прохиндей, какого редко можно было встретить в тех бескрайних степях в те времена (ну, это, конечно, не сразу поняли, даже такие беспринципные и жестокие люди, как тати). Откуда он появился никто не мог сказать, но поначалу он укропского языка не знал, однако очень быстро выучился… и как-то, уж, совсем неожиданно приблизился к атаману, сначала был на побегушках, а потом и примазался в советники. Звали его пан Дера.
Конечно, доходило до народа разное. Поговаривали, что этот пан Дера был то ли родственником, то ли просто приближенным к знаменитому в те времена обмылскому правителю графу Сракуле, который во все века прославился тем, что казнил и своих, и чужих подданных сотнями, а то и тысячами… Он вел бесконечные войны с соседями, был свиреп в бою и страшен после боя… Всех пленных он немедленно умерщвлял, не стеснялся сам рубить им головы… руки-ноги и другие части тела… Разрубал людей на части и скармливал собакам. Но самой любимой его забавой было сажание людей на кол. Никаких даже крохотных зачаток нравственности у Сракулы не было, так что казнил он и стариков, и детей, и женщин… Ну а солдаты вражеских войск живыми от него не уходили никогда.
И вот этот пан Дера служил при Сракуле на какой-то мелкой должности (потом люди передавали друг другу шепотом и с оглядкой, что, якобы, под конец службы пан Дера стал главным коловставлятелем). Казалось бы, более мерзкого занятия трудно было найти даже в те жестокие времена, но пан Дера умудрился и здесь прославиться некоторым образом. Он стал с родственников приговоренных к казни (на самом деле, конечно, не было никакого приговора, а было только веление Сракулы) брать деньги за то, чтобы смазать маслом кол, на которого его будут сажать. Таким образом, деревяшка, которую совали  приговоренному в интимное место, быстро протыкала его насквозь, и бедняга долго не мучился. Несмазанный же кол довольно долго проникал в организм несчастного и причинял невыносимые боли.
Это, скорее всего, не понравилось Сракуле, потому что он вообще не терпел ничего, чего бы решил не он, но пан Дера вовремя пронюхал про опасность и смылся от своего хозяина, что тоже было удивительно, потому что от графа никто обычно сбежать не мог. Мало того, опять же по слухам, пан Дера умудрился хорошенько подчистить богатую графскую казну.
Потом, вроде бы, пан Дера, представившись знатным доном из Гейропы влез во двор к королю Печи Располитой, рассорил окончательно его со всеми соседями, ввязал страну в многолетнюю  войну по всем границам и сбежал в дикую степь, преследуемый целым полком конников. От короля пан Дера тоже ушел не с пустыми руками…
Ставши советником атамана, пан Дера быстренько смикитрил, что таким макаром он получил неограниченную власть не только над шайкой татей, но и над всеми землями в округе, с которых эти тати кормились. Конечно, он начал этим эффективно пользоваться, то есть обирал мужиков-аграриев не только в пользу атамана и всей шайки, но и в свою.
Но больше всего этот неприглядный  сморчок (неказист был пан Дера, мал ростом, худой и с перекошенной мордой) остался в памяти народной тем, что перепортил чуть ли ни всех девок и баб в округе. Казалось бы, с его отвратительной внешностью девки должны были не подпускать его к себе на ружейный выстрел… но все было наоборот – они чуть ли ни толпами бегали за ним везде, где бы он ни появился, выслеживали в болотах, преследовали в походах, когда татьский кублятник вылезал на очередной разбой и прочая.
Пан Дера женился чуть ли ни по десятку раз на год с венчанием в церкви и со свадьбой на весь мир, уводил жен от мужей и невест от женихов. Конечно, по этому поводу все обманутые мужья и женихи имели свои претензии к пану Дере, он не раз бывал бит чуть ли ни до смерти, но никому из обманутых мужиков так и не удалось лишить его жизни. Очень хитер был пан Дера и изворотлив.
Однако конец пану Дере пришел вместе с концом вольницы болотных татей.
Как-то соседняя Дарсия задумала вступить в войну с османами, которые владели в те далекие времена всем побережьем Синего моря. А так как от границ  Дарсии до синеморских берегов была не одна сотня верст (как раз где и располагалась вольная Укропия), то солдатам-дарсийцам ничего не оставалось, как их пройти, чтобы добраться до османских границ… В общем протопали солдаты своими тяжелыми башмаками через укропские степи и стали громить османов да так, что побежали те толпами в свой Истамбул, увозя жен и скарб из синеморских городов.
Болотные тати, как всегда в лихие времена, никакого отпора новым завоевателям не оказывали, вызывались в проводники и помощники. Однако пришельцы из Дарсии вели себя совсем непохоже на завоевателей. Они никого не грабили, продовольствие у крестьян покупали, проводникам и тем, кто на них работал, платили деньги, в общем, совсем не походили на прежних пришельцев.
Армия ушла, и подумали все, что снова вернуться прежние времена. Однако такового не случилось, и причиной тому, в основном, были болотные тати. Пока атаман и гетманы соображали, что да как, Пан Дера подговорил татей к грабежу и разбою армейских фуражиров, которые проторенной дорогой шли через степь и сплавлялись по Пиру к Синему морю со всяким грузом для армии и строящегося флота. И пошло-поехало, тати устраивали засады на суше и на реке, грабили фуражиров и другой люд, который двигался к морю и обратно. И татям стало даже немного комфортней разбойничать, потому что в отличие от прежних времен, когда купеческие караваны только время от времени сплавлялись по Пиру, здесь же был налажен  постоянный, богатый маршрут.
Радовались тати… но недолго. Как только поняли дарсийцы, что такое стало твориться на пути снабжения армии, так сразу же выслали полк солдат для наведения порядка. Тати тут же залезли в свои болота, откуда ни одна армия не могла их выкурить столетиями. И здесь, поначалу так и случилось – сунулись в болото солдаты, но начали тонуть в неизвестных топях, их из засад расстреливали тати, кроме того, пушек в эту топь провести не было никакой возможности.
Армия встала, приказы царя выполнить не было возможности. Но не таков был дарсийский воевода, чтобы отступать перед трудностями. Он всю жизнь воевал, прошел не одну кампанию и в любой ситуации умел находить выход из положения.
Пока тати радовались и пьянствовали в своих камышах, воевода прикинул, сколько ему нужно солдат, чтобы обложить болота заставами, попросил подкрепления и просто закупорил бандитов в их столетиями неприступных плавнях. Тех, кто пытался туда пробраться нещадно вешали, из болот просто никого не выпускали, а тех, кто помогал солдатам, щедро одаривали деньгами и землей тех, кто пытался выручить татей.
Когда наступила зима и все болота замерзли, солдаты вошли в плавни без проблем, и на этом кончилась столетиями существовавшая вольница болотных татей.
Арчибальд ТИМИРЯЗОВ, народный сказитель.
Продолжение следует.  
Иван ТРОФИМОВ

УКРАИНА ПОГРУЗИЛАСЬ НА «КОРАБЛЬ ДУРАКОВ»

karikatura-pro-ukrainu-1
Что-то творится нынче такое мерзкое у наших соседей… можно сказать братьев, о чем как-то даже не могло подуматься лет эдак десять назад… Творится на глазах у всего мира… а миру и нет никакого дела до этого. Как-то перевернулось все с ног на голову, и понятия о добре и зле поменялись местами. И сейчас вполне добропорядочная жительница Киева средних лет может откровенно говорить в телекамеру, что жители Донбасса вполне заслужили, чтобы их убивали всеми доступными средствами… чтобы убивали их женщин, детей, стариков, чтобы страшно пытали их сыновей и дочерей… насиловали и убивали… убивали… убивали… Только за то, что они не хотят подчиняться правящим уродам в Киеве, не хотят быт униженными, избитыми ни за что, ни про что по любому поводу воинствующими молодчиками в черной форме (до сих пор еще помнят многие с кем и с чем ассоциируется черная форма – с немецким нацизмом).
Убийства в Мариуполе… трагедия в Одессе… война в Донбассе… а украинские обыватели весело скачут под речевку: «Кто не скаче – тот москаль…», и дети в школах хором кричат: «Москаляку на гиляку!» (до сих пор не знаю, на гиляку – это куда?)
В общем, свихнулась нация. Впрочем, нацией украинцы никогда не были, стоит только мельком посмотреть историю. Нет у них ни истории, ни литературы, ни собственной культуры, ни языка… тем более государственности. И судя по последним событиям – сносу памятников Ленину, нынешние украинцы даже не знают, что это он образовал украинское государство в нынешних границах, отвалив им щедро бывшие владения Российской империи. Так что, как таковой (условной) государственности Украины нет и ста лет.
Но пыжатся нынче придурочные украинские правители… лезут из кожи вон, заглядывают в рот Обаме, Меркель, Кэмерону и прочим, стелются перед ними подстилками и клянчат на самостийность и нэзалежность денег… газа, нефти, оружия, одеял, палаток, пайков и прочая… Ничего не стесняются и врут… нагло и откровенно, так, как не врал мастер массовой лжи и обмана министр пропаганды фашистской германии Геббельс… 
А теперь сказка.

ПРОСРАННАЯ СТРАНА*
Конечно, давно это было… даже самые старые-престарые старожилы не помнят когда. Однако каким-то макаром все это передавалось из уст в уста, переделывалось пересочинялось много раз, и все же дошло до современности в нынешнем виде, что сейчас трактуют, как историю основания этой страны, нынешние жители которой с трепетом и придыханием, выпучив глаза от выпирающего патриотизма называют Укропией…
Поначалу, конечно, никакой Укропии и в помине не было (впрочем, ее очень долго в помине не было, это только сейчас ее историки спохватились и начали искать укропские корни за тысячелетия до основания всего и за тысячи километров от того места, где она сейчас находится).
А по документам оказывается, что образовалась Укропия в болотах реки Пир бежавшими каторжниками и всякими бандитами из близлежащих стран (в основном из восточных земель могучей страны Дарсии). Поначалу они просто прятались по болотам, питаясь чем ни попадя (благо в те времена там было много и рыбы, и зверя, да и климат был вполне подходящий – не холодный).
Время шло, беглецы начали потихоньку вылезать из болот, обустраиваться в округе, строить хаты, пахать землю, разводить скот. Тем более, что власти Дарсии никого не преследовали – сбежал, типа, и черт с тобой – живи в болоте, если не хочешь жить, как люди.
Только, конечно, не все из болот повылезли… Были и те (кто не хотел работать), кто остался в вонючих топях. И вот они то и начали промышлять грабежом и разбоем по окрестностям, сначала по ночам подворовывая, а потом уже и в открытую приходили к пахарям не прячась и забирали, то, что приглянулось. В общем, обложили эти урки  всех, до кого могли добраться, данью, а еще заставляли мостить им в болотах все новые и новые гати, чтобы было сподручней ховаться в камышах. Народ их так и прозвал – гатями… А в дальнейшем это слово трансформировалось в тати.
Тати со временем крепли в преступных помыслах, наглели все больше… И чем больше они наглели, тем меньше мужиков стало возвращаться после мощения гатей на болотах… А потом мужики  и вовсе стали пропадать – тати топили их прямо на месте работы, чтобы никто не мог найти к ним дорогу. Вот так выращивалась воинская доблесть татей…
Конечно, вылезая на свет божий из своей вонючей топи, тати при оружии и на добрых конях разъезжали по близлежащим селам и вопили на майданах во все глотки, что они защитники крестьян и крестьянок от любого супостата, поэтому им нужно содержание, питание, одежда, горилка и сало… Однако при любой, даже самой малой опасности, тати ховались в своих болотах и вылезали оттуда только для того, чтобы до грабить то, что не взял супостат…
Потом в арсенале татей появились грабежи и разбой на реке Пир, по которой в те времена сплавлялись большие и малые караваны купцов из северных стран в южные и наоборот. Здесь, конечно, была добыча – не чета того, что можно было вытрясти из местных крестьян – тати поднялись, разбогатели.
Вот так и жили долгие годы люди на берегах Пира: крестьяне пахали, сеяли, косили и прочая, то есть занимались вполне понятной аграрной работой, а тати разбойничали, грабили и убивали и своих, и чужих, причем их зверствам удивлялись даже пришлые чужеземцы, которые, конечно, и сами не питали к местным никакой привязанности, но то, что творили тати над своими же земляками, даже их повергало в ступор.
У татей был очень показательный способ ведения военных действий против врага – они быстренько становились под его знамена и вместе с врагами мордовали своих соплеменников. Конечно, мужики по селам собирались в ополчение с вилами и дрекольем, но каково им было устоять против регулярного войска и современного оружия. Тем более, что метод засад и набегов в этих местах особого успеха не имел, потому что местность была степная, и прятаться было негде. Да еще и тати знали все ходы-выходы на десятки верст в округе…
Вот отсюда, из вони речных пойм и болот и пошла Укропия. Так как люди сюда собирались из близлежащих стран: Дарсии, Обмылии, Печи Располитой, Токании, Шахии и  прочих (в основном, конечно, из Дарсии), то и говорить они стали на смеси всех этих языков (основа была - дарсийский язык). Получилось, впрочем, не очень благозвучно, как будто передразнивали дарсийца.
Никакого государства в этих местах не было и в помине – были отдельные села и… большие села, в которых правили местные продажные гетманы, которые подстилались под власть любого государства, которое время от времени приходило в эти степи и сдирало с поселенцев шкуру. Войско одного государства уходило… через некоторое время приходило войско другого… затем третьего… А в основном, в этих южных степях никого из завоевателей не бывало десятилетиями, и укропы жили в свое удовольствие, то есть мордуемые собственными гетманами и татями…
Арчибальд ТИМИРЯЗОВ, народный сказитель.
(Продолжение следует).

*Автор хотел написать Пространная страна, что означает – обширное, большое, мощное государство, где все живут счастливо и богато в свое удовольствие и удовольствие окружающих, но нечаянно пропустил одну букву, а потом забыл ее вставить…
Иван ТРОФИМОВ

У БЕРЕГОВ КАМЧАТКИ ПОЯВИЛСЯ МОБИ ДИК

Косатка
1 октября ученым удалось обнаружить и снять на видео редчайшее животное – белую косатку. Это лишь второй подобный случай за все время наблюдений.
Как передает портал «Хорошие новости про животных», ученые из дальневосточного общества Orca Project изучали ареалы обитания горбатых китов в рамках проекта, финансируемого русским географическим обществом. Сначала они заметили небольшую стаю косаток между курильскими островами Онекотан и Парамушир. Когда стая подошла поближе, среди серых спин специалисты увидели белое пятно. Это оказалась полностью белая косатка. Уникальный случай удалось снять на  видео.
Белая косатка – это, конечно, уникальный случай… нет их в природе… Так что действительно, ученым повезло. Но вообще косаток в дальневосточных морях довольно много… Ну как много… конечно, они не встречаются повсеместно, как птицы возле берегов, однако время от времени подходят к берегу то там, то сям, и их вполне свободно наблюдают моряки, рыбаки и просто любители.
Один довольно необычный случай с косатками произошел с моим другом, который лет 15 назад плотно занимался своим баркасом и бороздил на нем просторы Авачинского залива (дальше на этом плавучем сортире ходить было нельзя, впрочем, и по заливу тоже порой идти было опасно, так как волны здесь случаются до 10 метров высотой).
В общем, шлепал он на своей девятиметровой дюралевой посудине к мысу Полосатому, который аккурат ограничивает Авачинский залив с юга (с севера – мыс Шипунский, если кто не знает). Шел он туда с целью – две недели назад он высадил в одной из бухт двоих мазуриков, которые там собирали бруснику, и нужно было их забрать.
Идти от Петропавловска к Полосатому часов семь – восемь (в зависимости от погоды). А погода была отменная – полный штиль, солнце светить, птицы крякают, квакают и чирикают, конец сентября, но порой и летом такого тепла не случается…
Идет его плавучий сортир, пыхтит, воняет солярой на пару морских миль в округе… Мой товарищ сидит на корме за румпелем, радуется теплу и солнцу…
Киты на Камчатке не редкость. Летом они здесь плавают кто на север, кто на юг по своим делам, а ученые пытаются понять зачем. Вот и косатки в середине лета заходят в Авачинский залив и торчат здесь на страх всей морской живности. То ли за лососем они сюда приходят, то ли за сивучами – котиками, никто не знает… Однако факт присутствия их могут подтвердить многие свидетели.
Стадо косаток совершала свое ежедневное баражирование залива, и как-то совершенно неожиданно курсы китов и баркаса моего друга стали очень быстро сближаться.
Сначала мой товарищ на косаток внимания не обращал – они всегда были в море и никак на человеческие плавсредства  не реагировали… А тут что-то как-то дюжина  десятиметровых торпед резко пошли на перерез его плавучему сортиру… и очень быстро его чихающий солярой баркас оказался буквально окружен китами, и они шли совсем рядом, если бы хватило смелости, то можно было потрогать перетекающие у поверхности спины и плавники…
Товарища очень быстро обуял откровенный ужас. Он вполне понимал, что если косатки захотят перевернуть его утлое суденышко, то это для них не составит труда. В то время его откровенно слабо успокаивала мысль, что эти киты на людей не нападают, присутствие вплотную к борту бота огромных животных грозило вполне реальной гибелью.
Решив не привлекать к себе особого внимания (то есть, чтобы косатки не восприняли его отдельно от бота), товарищ потихоничку сполз на дно, чтобы его голова (и вообще ничего) не торчали из-за борта. Снизу он держал прямо румпель и некотрое время просидел скрючившись, боясь выглянуть за борт. Бот все также шел примерно своим курсом (мой друг, конечно, не видел куда… но думал, что туда, куда нужно).
Так скрючившись просидел он (по его мнению) довольно долго… И когда, наконец, он решился все-таки выглянуть за борт… то увидел большущий глаз самой большой косатки, которая потихоньку шла прямо рядом с баркасом параллельным курсом, и ее голове находилась не более, чем в метре от моего товарища, причем, животное повернулось к нему несколько боком, чтобы лучше разглядеть…  До нее можно было дотянуться рукой…
Товарищ мой в мгновенье подумал, что пришел его смертный час и упал на дно бота… Через некоторое время сзади что то большое и мощное шлепнуло по воде, поднялся столб брызг, его окатило холодным душем, поднялась небольшая волна…  Когда он опять решился выглянуть за борт – стадо косаток уходило от его бота на восток в море…
Еще мне жаловался один хозян рыбной фирмы, что косатки откровенно достают его промысловые суда, которые работают на синекром палтусе в Охотском море. Косатки ведут себя, как настоящие бандиты. Стоит только начать выборку сетей – они тут как тут, выдергивают из сетей рыбу, рвут сетное полотно, хозяйничают, как хотят. Сделать с ними ничего нельзя, они чувствуют беспомощность рыбаков и хозяйничают во всю. Причем, ни треска, ни какая другая рыба их не интересует – суда работающие на других видах рыб не испытывают от китов никакого давления. А палтус… в общем, если появляются косатки, то район промысла приходится менять…
Иван ТРОФИМОВ.
Иван ТРОФИМОВ

Экспедиция в победное прошлое…

Яхта (6)1
В предстоящие выходные исполнится 68 лет со дня, когда с Камчатки отправились войска, принявшие участие в Курильском десанте и штурме острова Шумшу. В этом году на этом когда-то укрепленном японцами острове вновь побывала очередная, уже 16-я по счету, Камчатско-Курильская историко-географическая экспедиция.
Эта экспедиция, рассказала научный руководитель проекта, историк, зав. сектором отдела краеведения краевой библиотеки им. С. П. Крашенинникова Ирина Васильевна Витер, стала в своем роде юбилейной – уже на протяжении 10 лет энтузиасты и камчатские ученые ведут исследования на Курильских островах. В нынешнем году она была посвящена предстоящему через два года 70-летию Курильского десанта.
В этом году члены экспедиции рассчитывали посетить три острова – Шумшу, Матуа и Расшуа. На последних двух должно было быть продолжение предыдущих исследований. А на Шумшу камчатские исследователи хотели найти безымянные могилы десантников, восстановить справедливость по отношению к погибшим воинам.
Но если в прошлые годы экспедиции активно оказывали помощь пограничники, доставляя на острова ее участников и автотехнику, помогавшую в исследованиях, то в этом году пограничники не нашли возможности помочь экспедиции добраться до островов. Пришлось ограничиться исследованием только Шумшу. На остров добрались на небольшой яхте, поэтому и состав участников экспедиции был ограничен, и снаряжения можно было взять с собой немного.
Тем не менее, экспедиция и в таких условиях оказалась плодотворной. По словам И.В. Витер, особое внимание было уделено работе по материалам документов, которые были получены из архива министерства обороны и военно-морского архива, расположенного в Гатчине. Кроме множества интересных документов, были изучены полученные из архивов списки безвозвратных потерь. Когда исследователи сравнили архивные данные с имеющимися списками погибших на островах воинов, рассказала Ирина Васильевна, то отметили большое несоответствие. На памятнике, установленном на братской могиле на Шумшу, нанесены 187 фамилий. Но согласно имеющимся у нас  архивным данным, на самом деле во время штурма острова погибли около 800 человек.
Участники Курильской экспедиции провели на Шумшу 20 дней. За это время они нашли много интересного. Во-первых, более четким стало представление, как проходила сама десантная операция. Ведь остров настолько большой, что трудно, читая документы, представить, где были японские укрепления – то ли в месте, где высаживался десант, то ли в других местах. Участники экспедиции постарались пройти как можно больше, посмотреть все укрепления и попытаться представить, как все это было в августе 1945 года. Современному человеку действительно сложно понять, что испытывали воины Курильского десанта. Трудности начинались с высадки – ведь по документам, которые известны, отметила И.В. Витер, осадка десантных судов не позволяла подходить ближе, чем на 100-150 метров к берегу. По одним данным, после выхода на берег бойцы шли скрытно от японцев, по другим – выстрелы с десантного судна заставили японцев сразу открыть огонь. Поэтому нужно посмотреть все на месте, и соединить документы с воспоминаниями и с местом, где все происходило. Это очень важно для будущих рассказов при общении со студентами, школьниками.
Японские укрепления и фрагменты вооружения, предметы (31)1

Также исследователи попытались найти безымянные захоронения. Это оказалось непросто – прошло уже много лет с тех пор, как курильская земля приняла в себя тела героев-десантников. Мы знаем, сказала И.В. Витер, что на мысе Курбатова, около маяка погибло 74 человека. Их фамилии известны, но ни на одном памятнике их нет. В этом месте существует безымянная могила, и есть предположение, что именно там эти бойцы нашли последнее пристанище. На памятнике, сооруженном над ней, есть безликая, к тому же поврежденная временем надпись, по обрывкам которой можно понять, что памятник установлен в честь воинов с Камчатки, погибших при освобождении островов от японских милитаристов. Эта экспедиция поможет установить имена захороненных там воинов. А в будущем есть надежда, что они появятся и на плитах, на которых будут высечены имена всех погибших на Шумшу, чтобы каждый из них остался в памяти родственников, молодого поколения.
Это будет действительно здорово для увековечивания памяти Курильского десанта. Ведь памятники участникам тех событий находятся в очень плачевном состоянии – они или упали, или сильно заржавели. На братской могиле когда-то существовал солидный памятник с пятью пилонами. Сейчас пилоны сняты, облик памятника изменен. С могилы Николая Вилкова, закрывшего собой амбразуру японского дота, упали все надписи. Очень обидно, говорит И.В. Витер, что осталось всего лишь два года до юбилея Курильского десанта, а память о тех, кто сложил там головы, находится в таком виде. Состояние памятников такое, что, по словам руководителя экспедиции, представителя МИД в Петропавловске Евгения Михайловича Верещаги, надо срочно объединять усилия власти и общественности и исправлять положение. Если у кого-то раньше «не доходили руки», то сейчас самое время об этом подумать, ведь не за горами – юбилей Курильского десанта.
Танки о. Шумшу (3)1

А ведь десантникам пришлось немало пережить – прыгать в ледяную воду с оружием и боеприпасами, преодолевать высокую прибойную полосу, а потом с трехлинейками и противотанковыми ружьями (артиллерию удалось высадить на остров несколькими днями позже) воевать против танков и бетонных дотов. Они проявили истинное геройство – высадка началась в 4.30, а уже через час, преодолевая под ожесточенным обстрелом незнакомую местность, советские солдаты штурмовали высоту, расположенную в 6 км от береговой черты. Часть бойцов высадилась без оружия, и им пришлось камнями заваливать амбразуру японского дота.
Бои были такими, что Шумшу буквально начинен взрывчаткой – исследователи видели и бомбы, и снаряды, и гранаты. Неизвестно, как эти смертоносные объекты отреагируют, если их зацепить лопатой. Поэтому по острову приходится ходить с осторожностью, соблюдая все меры безопасности, ведь Шумшу по взрывоопасному «наследству» советско-японской войны самый опасный из островов, которые приходилось видеть участникам экспедиции.
Но по возможности исследуются все подземные коммуникации, отрытые японскими солдатами. В одной из таких подземных коммуникаций участникам экспедиции рядом с остатками снарядного ящика удалось найти останки человека. Однозначно сказать, лежит здесь советский или японский солдат, пока нельзя, хотя коммуникация вела к японской огневой точке. Находка была зафиксирована на фото- и видеокамеры, а потом вход в коммуникацию был закрыт. Сделано это было для того, чтобы сюда не попали любопытствующие. А такие на острове появляются. Шумшу хоть и практически необитаем (за исключением людей, обслуживающих маяки), но доступен с Парамушира, где расположен Северо-Курильск. На Шумшу ездят за грибами и ягодами, на пикники, приезжают иностранцы, предоставленные на острове сами себе. Наведываются и «черные копатели», раскапывающие японские кладбища, помойки. Да и перезахоронить этого воина надо со всеми почестями, с участием японской стороны, если он окажется бойцом императорской армии.
Также было много и других находок, которые пополнят экспозиции в краевой библиотеке, Доме дружбы на ул. Ленинская и в Музее боевой славы. В частности, это корпус японской противодесантной мины, танковый домкрат в полной комплектации, гильзы. Все это дает возможность представить, с чем пришлось столкнуться Курильскому десанту.  Планируется к 70-летнему юбилею привезти эту технику на Камчатку и восстановить, чтобы камчатцы могли воочию увидеть оружие тогдашнего противника.
К сожалению, в этом году не удалось побывать на месте падения американского бомбардировщика B-25J «Митчелл» (сбит 12 июня 1945 года, командир Раймонд Ливингстон), который лежит около Парамушира. Но работа исследователей не ограничивается только посещением островов. Удалось связаться с ветераном Курильского десанта Андреем Никитовичем Котляром, ныне живущим в Рязани и отметившем 90 лет в 2011 году. Завязались общение и с нашим земляком, живущим в Америке – Борисом Ильченко (его дед участвовал в Курильской операции). Он много помогает с информацией об американских самолетах и их экипажах, бомбивших Курилы и совершавших вынужденную посадку на Камчатке. Налаживается контакт с японской стороной. Есть надежда, что будет проведена международная экспедиция, во время которой, возможно, будет выяснено, кто же был найден на острове.
Как сказал Е.М. Верещага, исследования Курильских островов продолжатся, какие бы трудности ни возникали перед экспедициями. Ведь начиная с 1711 года именно с Камчатки шло освоение Курил. Иван Козыревский впервые посетил и описал гряду островов, лежащую южнее полуострова. С Камчатки уходили воины Курильского десанта, вписавшие яркую страницу в летопись Петропавловска – города воинской славы. Сейчас северные острова экономически неосвоенные. С каждым годом на них становится все меньше людей. Все, что там было построено, приходит в запустение. И благодаря исследованиям Камчатско-Курильских экспедиций мы можем ближе узнать эти земли, их историю и современное состояние.
Максим ТРУШ.
Иван ТРОФИМОВ

ДЕРЖАТЬ И НЕ ПУЩАТЬ –

такой, видимо, девиз людей, грудью вставших на пути рыболовов-любителей, так и не сумевших прорваться с путевками на руках к реке
«Сборы на лицензионный лов чавычи из Петропавловска в Усть-Большерецкий район на реку Большая – хлопотное дело для рыболовов. Нужно подготовить массу снаряжения, выписать лицензии, отрегулировать транспорт и т.д. и т.п.

рыбалка
Каждый из нашей компании в начале июля выписал разрешение на лов царицы лососей – чавычи в ООО «Андар» на три дня. Стоимость каждой – 200 рублей на каждый день. На обратном пути договорились остановиться у моста реки Быстрой, где он соединяет дорогу из Усть-Большерецка на Петропавловск – там уловистое «гольцовое» место для рыбалки, об этом знают все опытные рыболовы. Обошлась эта лицензия на гольца, как и на чавычу, 200 рублей.
Сутки ушли у нашей компании из 6-ти человек на попытку добыть царь-рыбу в устье протоки Косоево, что впадает в Большую. Долго пришлось бросать спиннинги, чтобы убедиться – рыбы здесь не густо. Поймали несколько экземпляров, которых и чавычей-то назвать неудобно – по 2-3 килограмма весом. А сколько ее здесь было раньше – вода кипела от идущего на нерест лосося.
Обратили внимание на то, что другие рыбаки ловили так называемыми «донками», откровенно браконьерской снастью, состоящей из лески с четырьмя блеснами, один конец которой крепится на берегу, а другой забрасывается метров на 20-30. Ими был усеян весь берег в таком количестве, что нормальным спиннингистам «работать» не представлялось никакой возможности – блесны постоянно задевали «донки», приходилось вместо ловли отцеплять спиннинговые снасти до тех пор, пока этот процесс не утомил всех и не заставил отказаться от попыток поймать «большую рыбу».
Уехав, не солоно хлебавши, мы к 8 часам утра 5 июля уже были у Большерецкого моста, надеясь хоть ловлей гольца отвести душу. Но тут нас ожидал сюрприз. Поставив свою машину примерно в пятистах метрах от моста по левому берегу Быстрой (дальше дороги нет), метрах в двух от впереди стоявшего «Урала-вахтовки» и рядом поставленной палатки, мы с ветераном Великой Отечественной войны Л.Е. Запрудневым направились к месту лова. Тут из вахтовки вышел плечистый, одетый в майку крепенький паренек лет 25-ти и не терпящим возражений голосом заявил, что здесь гольца ловить нельзя, что автомобиль – рыбоохранный пост, а он – представитель этого поста и  в его обязанности входит  не пускать рыболовов ловить гольца в этом месте. Мы попросили его предъявить документы рыбоохранника и услышали в ответ, что они находятся у его начальника(?!). Мы попросили его начальника выйти к нам, но его на посту не оказалось. Ветеран и я предъявили ему наши лицензии на лов гольца в данном месте. Полуголый охранитель места тщательно изучил их… и, тем не менее, преградил нам путь.
После этого из вахтовки вышел второй «рыбоохранитель» и присоединился к первому. Их «разъяснения-запрещения» и последующая ругань нам надоели, мы их обошли и попытались рыбачить. Вдруг раздался собачий лай – не нас с ветераном войны спустили собаку. Чтобы не нагнетать обстановку, мы собрались и уехали.
По пути решили заскочить еще в одно уловистое место – на 45 км Усть-Большерецкой трассы (ДРП), река Плотникова. Оказалось, тоже зря: там, где обычно кучковались рыболовы-гольцовики, гордо стояло сооружение типа сарай – видимо, и там выставили «рыбоохранный пост». Уточнять подробности мы не стали и отправились домой.
По дороге долго обсуждали между собой вопрос – почему так нагло и бесцеремонно кто-то «рыбоохранными постами» пытается отучить рыбаков-любителей пользоваться своими традиционными местами лова; на Быстрой это явно прослеживается, да и на Плотникова, видимо, тоже.
Лишь по приезде домой я нашел ответ на этот вопрос в свежих газетах: 2 июля, т.е. в день, когда мы приобретали лицензии на вылов чавычи и гольца, президент Владимир Путин подписал принятый Госдумой и одобренный Советом Федерации закон «Об аквакультуре (руководстве) и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». В соответствии с ним доступ рыбаков-любителей к традиционным места лова может быть ограниченным. (Ущемляются права рыболовов – масштабная приватизация водоемов под вывеской рыбоводства ограничит их доступ к привычным местам).
Наши же «аквакультуристы», как видим, начали внедрять акцию отторжения любителей посидеть с удочкой от уловистых мест еще до подписи президентом названного закона. Не слишком ли они (или кто под них «косит») торопятся? Кто до их ушей донес сведения, которые даже не были официально озвучены? Галопом скачут впереди России всей, торопясь отломить кусок пожирней от пирога рыбаков-любителей, забыв о таких понятиях, как стыд и совесть.
Кстати, статья 22 этого закона устанавливает, что он вступает в силу с 1 января следующего года, плюс к этому будет принят еще один – о любительской рыбалке. Так что на эту местную «самодеятельность» можно было бы и не обращать внимания, если бы она не была столь откровенно наглой и не ущемляла права многих людей, едущих за сотни километров, чтобы в тишине посидеть со снастями на берегу. Лучше бы смотрели за применением «донок» да боролись за запрет продажи в открытую сетей любых мастей и размеров в магазинах.
Напомню, президент России Владимир Путин неоднократно заявлял, что рыбаки-любители должны ловить рыбу бесплатно.
Николай БУСОВ,
член Союза журналистов России,
почетный член Совета краевого общества.
охотников и рыболовов».
Иван ТРОФИМОВ

Для коряк на Камчатке рыбы нет

До сих пор продолжается бодяга на Камчатке по поводу выделения местным коренным малочисленным народам Севера квот на вылов белорыбицы в окружающих морях в размере 24 000 тонн… То есть, всем аборигенам показали сначала квоты… а потом фигу.
Коряки и прочие чукчи, которые хотели обогатиться за счет океанской рыбы, сидят и грустят на берегу, потому что выход в море связан со столь многочисленными административными барьерами, что не выходить туда будет гораздо дешевле и для личного, и для общинного бюджетов.
Те отчаянные  энтузиасты, которые все-таки вышли на лов, пожалели об этом после первого же промыслового дня…
Конечно, сначала им просто не разрешают ловить рыбу снюрреводом, которым рыбачат почти все прибрежные суда. Разрешили только донные сети (поначалу вообще заставляли плести сети из крапивы, как у их предков), которыми в Петропавловско-Командорской подзоне (где выделено большинство квот в районе Петропавловска) ловить достаточно тяжело, и, в общем-то, никто ими здесь рыбу не ловит.
Одна решительная аборигенка все-таки вышла на промысел на арендованном судне. Где-то они шастали по морю в поисках, выставляли сети, поймали 20-30 килограмм, а потом на берегу пять проверяющих организаций шерстили их сейнер в течение нескольких часов, цепляясь к любой мелочи… Второй раз она уже в море выходить не решилась – получалось себе дороже.
Самый хитрые и блатные, конечно и при этой, казалось, совершенно патовой ситуации, умудрились найти выход: арендовали судно, якобы, с сетями, а на самом деле снаряжали снюрревод и рыбачили, как нормальные люди… Правда, не смотря на всякие разные договоренности с пограничниками и рыбводом, все равно приходилось прятаться и возить рыбу рефками из Усть-Камчатска в Петропавловск на переработку (абсолютно дурацкая затея, потому что по нынешней жаре из рыбы за 700 км дороги получится фарш).
Кроме того, для того, чтобы получить заветный промысловый билет, нужно сначала оплатить налог на пользование водными биологическим ресурсами (ВБР), который нынче составляет 15 процентов от выделенной квоты. Т. е, если вам выдали, к примеру, 100 тонн минтая, который реализуется сырцом по 40 рублей за килограмм, то 15 процентов авансовой платы за ВБР в таком случае составит 600 000 рублей. А так как большинство аборигенов совершенно небогатые, то им еще и боязно платить такие деньги (у некоторых квоты по 500-700 тонн) за то, чего, в общем-то и получить потом не получится...
В общем, ни фига с затеей по обогащению аборигенов за счет белорыбицы не получилось… Не обогатились они… Осерчали и стали грозить властям вышестоящими инстанциями, судами и небесными карами. Написали коряки писем во все инстанции, и ждут не дождутся ответов... ну и решений, конечно, положительных... Хотя вряд ли им обломится здесь что-нибудь...
***
И уж совсем вопиющий случай издевательства над местным населением  недавно стал известен на Камчатке.
Сейчас здесь вовсю идет лососевая путина, которая на весь год обеспечивает местных жителей рыбой… Порой рыба – единственный продукт питания, который можно иметь в достатке весь год, все остальное – завозное и по баснословным ценам.
Есть на полуострове ООО «Дельфин», рыбозавод которого стоит на реке возле поселка Средние Пахачи (это самый северо-восточный поселок полуострова, то есть самая что ни на есть махровая тьмутаракань). Речка поделена на рыболовные участки, и в соответствие с распределением каждый ведет здесь рыбопромысловую деятельность.  Кроме промышленного, на реке предусмотрен и лов для личного потребления местным жителям. Им выделяется соответствующая квота для личного потребления на семью, и аборигены уже много лет выходят на реку в облюбованные места для лова рыбы. Так было всегда.
Так как в низовьях реки расположены промышленные участки, на которые аборигенов  никто не пускает, то они, конечно, рыбачит в верховьях, где уже у многих оборудованы сезонные стойбища, приспособленные для лова и обработки рыбы.
Однако в этом году почему-то руководству ООО «Дельфин» не понравилось существующее положение вещей, и они решили извести весь личный лов на реке. Мало того, что они специально для этого привезли работников рыбвода, которые под любыми предлогами удаляли аборигенов с их насиженных мест, так еще и охрана самого завода без всякого законного основания просто выгоняла людей с реки чуть ли ни в шею.
Олени4
Конечно, местное население не очень грамотно (для некоторых правильно написать заявление на лимит проблема), тем более юридически. Обмануть их ничего не стоит, этим и пользуются представители рыбвода… Т. е. ищется любой повод для штрафа, изъятия орудий лова, транспортных  и плавсредств. Охранники же ведут себя гораздо грубее и наглее. В общем, почти всех местных таким макаром с речки выдавили. И здесь, как бы, во многих семьях (около 400 человек) возникла реальная угроза голода в предстоящую зиму.
Надо себе представлять, что такое поселок Средние Пахачи. До райцентра, Тиличики – 300 километров по воздуху (можно еще пройти по морю, но суда ходят эпизодически, т.е. очень редко). От райцентра до Петропавловска еще 1 300 км. Понятно, что цены здесь на все астрономические, и порой зимой в поселке нет самого необходимого (лекарств, продуктов, ближайший врач – в Тиличиках). Полет до Тиличик обходится от 5 000 до 15 000 рублей (как летчик скажет), а лететь иной раз приходится стоя между ящиками с икрой и пустыми бочками. В общем, если нужно придумать эталон самой тяжелой жизни в России, то Средние Пахачи как раз для этого подойдут. И работы в поселке, кроме как на лососевой путине два летних месяца, нет никакой.
Дети1
Жители все-таки разослали письма в краевую администрацию (вице-губернатору по аборигенам Валентине Броневич, самому губернатору  Владимиру Илюхину, полпреду в ДВФО Виктору Ишаеву и пр.) с описанием сложившейся ситуации… Ответа пока нет, нет и адекватной реакции на такой беспредел…
А ООО «Дельфин» - это маленькая дочка (или просто подконтрольное подразделение) ОАО «Океанрыбфлот», мажоритарными акционерами которого являются господа Валерий Пономарев (сенатор в СФ  РФ от Камчатки) и Василий Полукаров (депутат краевого заксобрания от «Единой России». Доход Валерия Пономарева за 2012 год составил около 500 млн рублей, Василия Полукарова – около 1 млрд. рублей.
А корякам нельзя поймать свои 100 килограмм (в своей тундре), чтобы не умереть с голода…
Иван ТРОФИМОВ.

P.S.Сейчас в Петропавловске на рынках горбуша стоит 25 рублей за килограмм, Кета - 60, Нерка - 120, Кижуч - 120, чавыча - 300.
Иван ТРОФИМОВ

Остров нужно спасать... или не нужно...

Остров
Порой конфликты, граждане, случаются совершенно на ровном месте: кому-то что-то показалось, и он решил срочно это исправить, а другой кто-то, в чьем ведении находится это что-то, говорит, что ничего исправлять не нужно - все и так прекрасно и замечательно.
Не далее, как две недели назад в газете напечатали заповедные места, которые по мнению Всемирного фонда дикой природы нынче нужно спасать от загрязнения, запустения, исчезновения и прочего. Попали в этот перечень и камчатские остров Старичков в Авачинском заливе и река Жупанова (http://www.rybak.com.ru/23-13/index.htm). У Всемирного фонда свои аргументы: загрязнение, избыточное рыболовство, интенсивное судоходство и прочая... В общем, остров нужно спасать с помощью каких-то конкретных мер.
Однако местной власти выводы специалистов WWF не понравились, и они дали им яростный отлуп (http://www.kamchatka.gov.ru/?cont=info&menu=1&menu2=0&news_id=25754), в коем говорится, что здесь все в порядке, флора колосится, фауна размножается и жирует, рыба и морской зверь бороздят прибрежные воды огромными косяками и тучными стадами.
Я как-то немного в курсе положения вокруг этого острова, потому что ранее долгие годы работал штурманом на промысловом судне, а потом еще бороздил прибрежные воды на собственном баркасе. На остров я, конечно, не высаживался, но мимо него проходил раз сто.
В общем, раньше, еще при проклятом социализме, бухты Вилючинская и Жировая, аккурат против которых находится остров Старичков, были закрыты для плавания - там хозяйничали военные. Что они там делали никому не известно, нашему сейнеру один раз дозволили туда зайти, спрятаться от ветра, но ничего особо секретного я в ней не заметил (вообще не было никаких построек или причалов). Видимо, сейчас там тем более ничего нет. Однако, что осталось на дне этих бухт и вокруг них, вряд ли кто может сказать что-то определенное... Секреты у нас очень любят... всякие... и военные тоже. Вот недавно выяснилось, что в 90-х годах в бухте Крашенинникова, прямо в Авачинской губе затонула подводная лодка с реактором на борту... Об этом никто не знал, а Петропавловск с его двухсоттысячным населением находится всего в 20 километрах от места затопления лодки...
А местная власть, видимо, просто решила отписаться от обвинений. Вряд ли кто-то затевался с комплексным исследованием акватории вокруг острова и в бухтах. Те же краевые депутаты обследовали Авачинскую губу всего два раза, и оба раза эти их вояжи освещались во всех СМИ довольно широко... Так это прямо в бухте (считай, в городе), особо далеко не нужно ходить... К острову Старичков идти часа полтора-два: необходимо нанимать соответствующее судно, водолазов, брать всякие-разные пробы и за один день вряд ли справишься... в общем, нужна целая экспедиция с соответствующим оборудованием и специалистами... А на это нужны немалые деньги... вот только нет такой позиции в краевом бюджете... и денег лишних нет...
Иван ТРОФИМОВ.